Местные архитекторы о взрыве в Бейруте

http://profidom.com.ua/novosti/regiony/36362-mestnye-arkhitektory-o-vzryve-v-bejrute
Архитекторы и дизайнеры из Бейрута поделились новостями о взрыве, уничтожившем большую часть города.

"Я думала, что это цунами или бомба, а, может, даже атомный взрыв", - рассказала архитектор Лина Готме, которая наблюдала за взрывом из прибрежного кафе.
"Никто не может представить масштаб катастрофы, это апокалипсис, весь город в руинах", - отметила со-основатель дизайнерской студии T Sakhi Тесса Сахи, которая была дома, когда произошел взрыв.
"Штаб-квартиры PSLab в Бейруте больше нет", - сообщила Рания Аббоуд, директор по связям с общественностью компании PSLab, занимающейся освещением.
Как стало известно ProfiDOM.com.ua, взрыв на складе, где хранилось 2750 т аммиачной селитры, привел к разрушениям по всей столице Ливана.
Считается, что погибло 149 человек, а более 5 тыс. получили ранения. Местный архитектор Жан-Мар Бонфиль числится среди погибших. Кроме того, многие здания были разрушены или сильно повреждены, включая штаб-квартиру энергетической компании Electricite du Liban по проекту Пьера Нимы (1965 г.) и Музей Сурсок.


"Так как все произошло у побережья, взрыв был очень сильным. Можно было почувствовать, что вода приняла на себя большую часть взрыва", - отметила Готме.
Архитектор, недавно закончившая свой первый проект в Бейруте, находилась в небольшом кафе у воды недалеко от порта.
"Самым странным был красный дым, шедший от воды. Все было просто сюрреалистическим, так как нельзя было понять, самолетная ли это бомбардировка, природное явление или что-то химическое", - сказала она.
Готме осталась на месте с сыном и другими членами семьи.
"Мы никуда не ушли, так как не знали, что еще может случиться. Если это бомба, то ждешь другую, - добавила архитектор. - Затем оцениваешь последствия. Дом моей сестры был полностью разрушен, восьмилетнего племянника ранило разбитым стеклом. Офис моего партнера тоже в руинах. Я была там всего за полчаса до взрыва. Не могу поверить, что мы живы".
Тесса Сахи, которая находилась в своем доме в четырех километрах от места взрыва, подумала, что началось землетрясение.
"Я решила, что это сильное землетрясение, а так как я живу в типичном ливанском доме, то испугалась, что он рухнет. Я схватила собак, а потом услышала взрыв. Окна вылетели, повсюду было битое стекло, стены и потолок начали заваливаться, предметы взрывались, и было много дыма", - рассказала она.
Сахи попыталась добраться до единственной комнаты без окон. Этому еще во времена ливанской гражданской войны ее и сестер научили родители. Но потолок там уже рухнул.
"У всех людей в городе и на окраинах были околосмертные переживания. Теперь все страдают от ранений и эмоциональной травмы. Эти физические и психические шрамы останутся с нами до конца дней. Уйдут годы, чтобы восстановить то, что взрыв уничтожил так быстро", - сказала Сахи.
По информации ProfiDOM.com.ua, Готме недавно завершила свой первый проект в Бейруте - жилой комплекс Stone Garden, расположенный всего в километре от места взрыва.
"На следующий день я отправилась туда. Меня всю трясло, потому что все так близко, я не знала, чего ожидать. Комплекс стоял, но все окна выбило. Как будто атомная бомба взорвалась", - сказала она.
Только несколько квартир было заселено, поэтому жильцы и работники смогли спастись.
В компании PSLab, занимающейся системами освещения, сообщили, что бейрутская штаб-квартира, включающая одно из немногих зданий Bauhaus в городе, была полностью разрушена.
"Штаб-квартиры больше нет. Ее просто стерло с лица земли. Одно из наших зданий - один из оставшихся Bauhaus-домов в Ливане. Структурно его нельзя восстановить", - рассказала Аббоуд.
Большая часть квартала вокруг здания тоже разрушена, но архитектор уверена, что все будет восстановлено.
"В нашем районе была небольшая коллекция старых ливанских зданий - по большей части их уже нет. Город восстановят. Мы восстановим, но старые районы Mar Michael и Gemayze потеряны навсегда", - сказала она.


После взрыва многие жители Бейрута вышли помочь восстановить город, но и гнева в них много.
"Гнев направлен против правительства, против халатности. Люди хотят перемен", - заявила Готме.
А Аббоуд отметила, что злится, так "как все пять лет работали с опасными химикатами под носом".
По словам Сахи, от правительства помощи мало.
"Французы и немцы помогают. Недавно президент Франции был среди нас на улицах. Но никого из так называемых советников ливанского правительства, властей, против которых мы бунтуем со времен революции в октябре 2019 г.", - сказала она.
Люди опустошены.
"Наши дома были единственными безопасными пристанищами в такой неспокойной стране. Теперь же у нас ничего нет. Горе и страдания по друзьям и семьям, которые мы потеряли. И гнев. Немыслимый гнев по отношению к коррупционному правительству за 40 лет убийств и преступлений", - заявила Сахи.
Взрыв разрушил одни из самых важных и исторических архитектурных памятников в городе, а также музеи, галереи и жилье.
"Они выжили в пятнадцатилетней гражданской войне, но не смогли пережить взрыв, таким сильным он был. О восстановительных работах сейчас речь не идет из-за финансового и экономического кризиса. У нас просто нет денег, чтобы купить что-то", - сказала архитектор.