Эксперты объяснили неактуальность союзного государства России и Белоруссии

http://www.gazeta.ru/business/2020/08/05/13178635.shtml

Необходимо заменить союзный договор между Россией и Белоруссией на более актуальный документ о сотрудничестве. Такие призывы звучат в ходе президентской избирательной кампании в Белоруссии. «Мы должны аккуратно, но перевернуть страницу. Мы должны сказать, что идем дальше, должны заключить новое соглашение», — сказал один из кандидатов в президенты РБ Андрей Дмитриев.

Кандидат отметил, что действующий союзный документ неактуален, так как «содержит огромное количество положений, которые, мы должны в этом себе честно признаться, никто не собирается выполнять», но они служат поводом «злиться друг на друга».

Политик призвал не отказываться от связей с Россией, но выступил за выстраивание дружеских отношения «без ложных надежд».

Россия и Белоруссия объединяются уже более 20 лет. Договор о создании Союзного государства был подписан 8 декабря 1999 года, и в 2000-м вступил в законную силу.

Ложные надежды на президентство

Этот интеграционный проект не заладился с самого начала именно потому, что была попытка создать его, исходя из ложных надежд.

Идею объединения двух государств предложил глава республики Александр Лукашенко. Он рассчитывал через структуры Союза приумножить собственный политический капитал с перспективой стать президентом нового единого государства России и Белоруссии. Во главе России тогда стоял Борис Ельцин, который к началу нового тысячелетия стремительно терял свой политический вес.

«Многие в те времена сожалели о развале СССР и идея объединения была встречена с воодушевлением, это был грамотный имиджевый ход»,

— говорит первый вице-президент Центра политтехнологий Алексей Макаркин.

Но с приходом к власти Владимира Путина стало понятно, что перспектива объединенного президентства нереальна, и Лукашенко охладел к идее СГ. А в последнее время белорусский лидер активнее прежнего защищает суверенитет и критикует российских чиновников.

В итоге у Союзного государства не появилась даже ключевых признаков полноценного государства: валюты и государственной атрибутики — гимна, флага (предполагалось, что это будет красный флаг с двумя желтыми звездочками) и герб (с двуглавым орлом).

Вершиной российско-белорусской интеграции можно считать начало 2000-х. Стороны запланировали создание единого парламента, а с 1 января 2005 года — единой валюты. Все по-настоящему, как у Европейского союза или США. Но с тех пор, после утраты политической мотивации со стороны Минска, Союзное государство начало стагнировать и в политическом, и в экономическом плане.

Ни одна из поставленных 20 лет назад целей всерьез не решена. Это не экспертная оценка, а мнения самих лидеров СГ. На встрече в Сочи 7 декабря прошлого года президентам России и Белоруссии так и не удалось согласовать очередной пакет «дорожных карт» по углублению экономической интеграции в рамках союзного договора.

«Если мы и не реализовали те пункты, которые там прописаны, то мы и не разбежались, как это есть у России с другими республиками постсоветского пространства, и не только с Прибалтикой или, там, с Украиной», — попытался отметить «успехи» Союза Лукашенко.

Успешно был создан только единый союзный бюджет, в который ежегодно поступает 5-6 млрд рублей, преимущественно за счет российского госбюджета.

Переродился и смотрит на Запад

В прошлом году политическая мотивация для укрепления или хотя бы поддержания Союзного государства на плаву, появилась у Кремля. Эксперты высказывались в том духе, что СГ рассматривается как один из возможных вариантов решения проблемы транзита власти в 2024 году. Но эта идея еще больше рассорила Москву и Минск.

«Выдавить Лукашенко с должности главы Белоруссии и создать полностью подконтрольное Союзное государство будет непросто. Белорусская экономика, конечно, может окончательно дойти до ручки без российской поддержки, но быстро это не случится», — комментировал в конце прошлого года Алексей Макаркин из ЦПТ.

Эксперт прогнозировал, что баталии Минска и Москвы могут продолжиться до августа 2020 года, до самых президентских выборов в Белоруссии. На этой неделе Лукашенко в послании к нации заявил, что Россия поменяла братские отношения с Белоруссией на партнерские, намекал, что российские спецслужбы готовят в республике «цветную революцию». И в очередной раз пригрозил выстраивать «отношения стратегического партнерства и с Западом, и с Америкой».

«Лукашенко давно уже переродился. Его нельзя рассматривать в качестве друга России. Его нужно рассматривать как нахлебника и шантажиста», — отмечал в беседе с «Газетой.Ru» первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин.

Эмоциональная оценка по поводу нахлебничества, как минимум, не беспочвенна. Внешний госдолг республики, по данным министерства финансов страны по итогам прошлого года, составил $16,5 млрд. Основной кредитор — Россия.

Депутат Затулин теперь, после резкого выпада Лукашенко в адрес России, хочет понять: «Меня интересует вопрос: означает ли это необходимость денонсации Союзного государства и других соглашений?»

Мнения экспертов на этот счет разошлись. Макаркин уверен, что экономическое сотрудничество двух государств сохранится. «Если, конечно, по ходу выборов не перебьют все тарелки», — отмечает он.

Россия и Белоруссия в любом случае имеют самые тесные экономические и культурные связи на постсоветском пространстве. Доля России в белорусском товарообороте стабильно составляет около 49-50%. Когда Москва и Минск только начинали сближение товарооборот между двумя государствами составлял $9 млрд, а сейчас — примерно $35 млрд.

Но теперь эксперты отмечают, что единое экономическое пространство нередко мешало участникам экономической деятельности, поскольку чиновники двух государств создали непреодолимые ограничения, внесли путаницу в таможенные правила.

На заседаниях Союзного государства и Евразийского союза тема таможенных барьеров и перемещения товаров была самой острой и остается таковой до сих пор.

Снова границы городить

Лукашенко во время встречи с премьер-министром Армении Николом Пашиняном 17 июля жаловался, что между странами остается много барьеров для бизнеса несмотря на все слова об интеграции.

«Межгосударственные границы доведены в связи с барьерами до такой степени, что бизнес часто говорит: «Вы уже установите границы между государствами, нам будет проще вроде бы нет границ, а изъятия, напряжение на границе чрезмерное», — отмечал Лукашенко.

«Большей части белорусского общества идея Союзного государства уже как минимум не близка. Многие граждане Белоруссии ценят независимость страны сейчас сильнее, чем 20 лет назад, даже несмотря на недовольство многими порядками, которые установил Лукашенко», — считает шеф-аналитик инвесткомпании «ТелеТрейд» Пётр Пушкарёв.

В Белоруссии накопилась «аллергия на вертикаль власти, и они не хотят заменить впоследствии «свою» вертикаль на другую вертикаль, от российского соседа, добавляет эксперт.

По мнению старшего научного сотрудника Центра региональной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Галины Баландиной, в экономиках обоих государств сейчас происходят изменения и поэтому ранее сделанные расчеты для Союзного госудаорства могут потребовать корректировок. «Но превалируют не экономические, а политические трудности, политическая воля», — считает Баландина.

«Если проект Союзного государства прекратит свое существование, это не повлияет на сложившиеся экономические связи между хозяйствующими субъектами России и Белоруссии, и не только в рамках приграничной торговли, но и в целом в торговле между двумя государствами», — говорит эксперт РАНХиГС.

По словам Баландиной, на экономические связи влияет не само наличие или отсутствие Союзного государства, «а условия доступа товаров и услуг при взаимной торговле, включая налоговую политику, защиту собственности и капитала, предсказуемость в регулировании и правоприменении».

После президентских выборов в Белоруссии партнерские взаимоотношения придется неизбежно менять, отмечают эксперты. Причем, не только в рамках Союза, но и всего Евразийского экономического союза, объединившего пять государств. На неудовлетворительные условия ведения бизнеса жалуется не только белорусский глава. Недовольство проявляют и Казахстан, и Киргизия и Армения.

«ЕАЭС всего лишь означает открытые границы для товаров, причем в большей степени товары все-таки текут из России к соседям, а вот равноправного эквивалентного товарного обмена нет, и над созданием новых правил еще предстоит поработать, преодолевая и корпоративные, и ведомственные интересы», — заключает Пушкарев.