Сечин: сделка ОПЕК+ утратила свою актуальность

http://www.gazeta.ru/business/2020/03/22/13017373.shtml

«Рынок нефти переживает кризис, — рассказал Сечин журналистам. - Есть объективные факторы, есть факторы субъективные. Например, фактор влияния политических циклов есть? Есть. Выборы в США, например. В Саудовской Аравии возможная смена руководства, надо просто это учитывать».

«Фактор коронавируса безусловно влияет, сокращение работы транспорта, отказ от использования воздушных судов, вообще, как бы изоляция целых регионов мира с целью борьбы, безусловно снижает потребление. И переизбыток производства конечно есть», — констатировал глава «Роснефти».

«С моей точки зрения, коронавирус – действительно серьезная проблема, которую надо учитывать при балансировке рынка, — считает он. — Но здесь также не надо драматизировать эти вещи».

Сечин согласился с тем, что соглашение ОПЕК+ вносило свою лепту в балансировку рынка через сокращение добычи.

«Но большое ли было это влияние? — задается он вопросом. — Ведь параллельно с этим наращивалась добыча в Соединённых Штатах, которые вышли на первое место в мире по производству нефти, которые нарастили экспорт в Европу в 6 раз, в Индию в 10 раз. Все это было обеспечено строительством экспортных трубопроводов, морских терминалов. И впервые Соединенные Штаты стали нетто-экспортером, и активно занимали новые рынки: Европа, и Восточная Азия, Китай, и Индия, ряд других направлений».

«Даже первый газовоз американский пришел в Польшу, разгрузился, — напомнил он. — Хотя понятно, что по газотранспортной системе поляки спокойно могли бы получать и российский газ. Больше того, российский газ примерно на 30% дешевле американского».

Поэтому тут опять мы видим вмешательство ряда политических факторов, а не экономики, подчеркнул глава «Роснефти».

«И вот совокупность этих воздействий на рынок и отсутствие понятной информации, скажем, о графике снижения воздействия от коронавируса, и приводят к этой волатильности, которую мы сейчас переживаем. Кто-то будет наращивать сокращение, кто-то будет увеличивать наоборот добычу. И это все раскачивает. Но какие последствия у этого будут? Рынок откорректируется», — заметил Сечин.

Для российской нефтяной промышленности больших проблем в целом нет, подчеркнул глава «Роснефти».

«У нас одна из лучших в мире ресурсных баз в целом, у всех компаний. «Роснефть» даже в условиях, скажем, отказа от новых проектов по геологоразведке может добывать порядка 22 лет, не снижая объём добычи, — рассказал Сечин. — Мы естественно будем восполнять ресурсную базу. Но тем не менее это огромный потенциал, который не зависит от состояния рынка»

Операционные же затраты сопоставимы с операционными затратами Saudi Aramco, заметил он.

«У нас 3,1 доллара на баррель добываемой нефти. У них там порядка 2,5-2,8. Поэтому здесь тоже мы можем спокойно, эффективно работать, при этом мы не демпингуем в отличие от них. Поэтому наша эффективность может быть даже и выше», — считает Сечин.

Он заметил, что наращивают добычу сейчас Бразилия, Норвегия, Мексика, Соединенные Штаты Америки, а также целый ряд независимых производителей, которые вообще не собирались никогда и не собираются сокращать добычу, вне зависимости от тех или иных картелей.

«Поэтому есть ли смысл в дальнейшем сокращение, если другие производители будут наращивать?» — задается вопросом Сечин.

Также он отдельно выделил и санкционный фактор: «Причем, этот фактор влияет и на членов ОПЕК в том числе. Это Иран, Венесуэла. Ну, естественно, на Россию тоже ряд ограничений наложены. И это никак не связано с работой ОПЕК. Но эти санкции, безусловно, убирают с рынка часть нефти. Прежде всего иранской, и в Венесуэле упала добыча, практически на 3 млн баррелей сократилась добыча».

На взгляд Сечина, сделка ОПЕК+, в целом, уже утратила то значение, которое в свое время ей придавалось.

«Работают другие факторы: политические факторы, санкционные факторы, это и фактор коронавируса, состояние рынка потребления, стагнации экономики. Но, является ли это драматичным? Не является. Я предполагаю, что к концу года, значит, цена может восстановиться, где-то до отметки 50-60 долларов. Потому что сланцевая добыча начинает выбывать. Ряд компаний, связанных со сланцевой добычей, уже прекращает свою работу. И это, конечно, тоже приведет к какой-то новой балансировке», — резюмировал глава «Роснефти».