Баррель нефти марки Urals подорожал почти до $25

http://www.gazeta.ru/business/2020/05/07/13074919.shtml

По данным международного ценового агентства Argus, цена российской нефти марки Urals демонстрирует рост во многом благодаря реакции рынка на действия соглашения ОПЕК+. После закрытия торгов во вторник в Северо-Западной и Южной Европе стоимость Urals выросла на $4,6 за баррель до $24,7 и $25,3 соответственно.

«Мировые котировки нефти выросли благодаря вступлению в силу 1 мая нового соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи. Стоимость Urals в Северо-Западной Европе… в абсолютном исчислении во вторник увеличилась на 4,59 доллара за баррель, до максимального уровня с середины марта — 24,68 доллара за баррель», — говорится в сообщении агентства Argus.

По данным трейдеров, почти все майские запасы Urals уже реализованы.

Общие размеры поставок российской нефти в текущем месяце сократятся примерно на 40% по сравнению с апрелем 2020 года, до 1,32 млн баррелей в сутки (5,68 млн тонн).

Возвращение стоимости нефти марки Urals к уровням отсечения бюджетного правила произойдет не ранее 2022 года. Такой прогноз содержится в докладе о денежно-кредитной политике Центробанка России, опубликованном накануне.

«Банк России ожидает восстановления цен на нефть по мере возобновления нормальной транспортной активности. Росту цен будут способствовать новые договоренности ОПЕК+ о значительных ограничениях добычи до апреля 2022 года, а также падение добычи в других странах из-за закрытия нерентабельных скважин и падения объемов бурения и геологоразведки», — говорится в докладе банка.

Аналитики ЦБ ожидают, что

восстановление цен будет постепенным из-за накопления запасов нефти, уже добытой в I и II кварталах этого года.

Базовый прогноз базируется на средней цене нефти Urals $15 за баррель во II квартале, $20/барр. — в III квартале и $25/барр. — в IV квартале. Возвращение к уровням вблизи цены отсечения бюджетного правила произойдет только в 2022 году.

Согласно бюджетному правилу, дополнительные доходы казначейства России, полученные от продажи нефти сверх базовой цены (в прошлом году — около $41,6/барр.), направляются в Фонд национального благосостояния. При этом стоимость нефти каждый год индексируется на 2%. По ожиданиям Центробанка, возвращение цен к уровню начала 2020 года будет плавным из-за огромных общемировых запасов нефти.

Впрочем, даже через два года ожидать, что нефть приблизится к докризисным $60-70 за баррель, не стоит, дешевые цены на нефть — это надолго, предупредила глава Центробанка Эльвира Набиуллина.

«Мы заложили в прогноз консервативный взгляд по ценам на нефть, особенно в текущем году. Предполагаем их медленное повышение в среднем с $15 за баррель во II квартале до $25 за баррель в IV квартале. Накоплены огромные запасы нефти, произошло глубокое падение глобального спроса.

Это будет сдерживать восстановление нефтяных цен даже в условиях стопроцентного выполнения новых соглашений ОПЕК+.

Далее на прогнозном горизонте ожидается постепенный рост цен на нефть до $45 за баррель в 2022 году по мере восстановления мирового спроса и снижения запасов», — заявила Набиуллина.

В то же время все ликвидные ресурсы Фонда национального благосостояния могут быть исчерпаны в течение двух лет, если на протяжении этого срока цены на нефть марки Urals останутся на уровне $15 за баррель. Об этом говорится в аналитическом обзоре Deutsche Bank.

По подсчетам банка, в марте ликвидная часть ФНБ составляла всего $150 млрд. Из-за покупки доли Сбербанка у Центробанка эта сумма должна была снизиться до $120 млрд. В апреле министр финансов России Антон Силуанов заявил, что к концу этого года ФНБ уменьшится до 7 трлн руб., но его средств все равно хватит еще на четыре года при текущих ценах на нефть. Глава Сбербанка Герман Греф в свою очередь заявил, что средств ФНБ хватит на несколько лет без снижения объема бюджета.

«При цене Urals $15 этой суммы было бы достаточно для покрытия дефицита доходов от нефти в течение чуть более двух лет, но этот срок утроился бы, если бы цена Urals была на уровне $30»,— заявили в Deutsche Bank.

В Deutsche Bank полагают, что вкупе с экономическим ударом от коронавируса налоговое пространство (резерв бюджета правительства, который могут использовать без ущерба для стабильности экономики) будет значительно ограничено, особенно в случае медленного восстановления цен на нефть.